Последние комментарии

  • Гензик Колин20 мая, 22:15
    Дядя, всех учил Сталин! Он и порол и школил, сажал в лагеря, отправлял на Калыму и Соловки, гнобил в тюрьмах и расстр...Сталин возвращается
  • Гензик Колин20 мая, 18:32
    Особенно такие, как ты, сталинский шнурок от грузинских ботинок!Сталин возвращается
  • Гензик Колин20 мая, 18:25
    А ты - серое вещество из сталинского трупа!-, Юпитер от солнечной системы!Сталин возвращается

Идеология благополучия как абсолютный императив.Перевод с французского

Интервью с философом Benoît Heilbrunn.

Благополучие заменило счастье и теперь доминирует как абсолютный императив. Став маркетинговой целью, оно лежит в основе идеологии, которая поощряет потребление .

Большинство философов эпохи Поосвещения, особенно Кондорсе, действительно были убеждены в том, что технический прогресс является синонимом морального прогресса и что человек способен понять причины счастья, чтобы жить счастливее.

Для филоофов XVIII века существует очевидная, глубокая связь между свободой и счастьем. Свобода является не только основой нового эмансипирующего политического проекта, но и является важнейшим звеном в договоре, который структурирует потребительское общество и утверждает, что свободный выбор-это условие счастья ; и поэтому некоторые, приравнивая общество к рынку, сделали маркетинг (синоним свободного выбора товаров) гарантом демократии.

Но приходится отметить, что современность не смогла выполнить свои обещания : человек не добился значительного исторического прогресса в отношении счастья. Мы счастливы не более, чем наши предки, в то время как у нас есть больше свободного времени, больше отдыха и более высокая продолжительность жизни, благодаря прогрессу медицины. Таким образом, стремление к счастью - с потерей иллюзий относительно возможности морального прогресса - является одним из очевидных неудач проекта эпохи Просвещения. Но что обещать людям, если счастье больше не является вероятным горизонтом? Капитализм нашел ответ на этот вопрос : речь идет о том, чтобы предложить людям, которые в целом не могут быть счастливы, аватар, которым является благополучие.

Однако в то время как счастье-это устойчивое состояние, которое вызывает идею желания, ожидания и перспективы, благополучие-это переходная эмоция, которая в основном сенсорна. Вот почему существует философская традиция счастья, но не благополучия.

И что же, значит благополучие, как и деньги, не приносит счастья?

В отличие от того, что означает знаменитая поговорка, деньги действительно делают счастье... но до некоторой степени. Как показал экономист Ричард Эстерлин еще в 60-е годы, рост доходов сопровождается увеличением индивидуального счастья до уровня дохода в размере 50 000 долларов, а затем, как правило,наступает тенденция стагнации. То есть доход, превышающий этот порог, не позволяет значительно повысить свой уровень довольности жизнью.

Но главное не это. Экономика счастья организована вокруг идеи что ,внешние факторы в конечном итоге не влияют на счастье индивидумов. Гедоническая психология продвигает идею о том, что доход и внешние обстоятельства мало влияют на восприятие уровня счастья человеком. Это означает, что индивидумы полностью несут бремя своих несчастий. Они не только несут ответственность, за то, что не чувствуют себя счастливыми, но в дополнение к этому на них возлагают вину за то, что они несчастливы в обществе, которое как раз оценивает счастье как непреложный поиск. Таким образом, это система двойного наказания, скрытой технологиией которой является не что иное, как маркетинг...

Потому что в конце концов, что такое маркетинг? Это супермощная технология, которая превозносит состояние довольности жизнью, постоянно показывая людям, что они несчастливы, потому что они не соответствуют тому, кем должны быть или кем они хотели бы быть. Маркетинг - это коварная механика, которая психологически подрывает людей, постоянно указывая на разрыв между желаемой ситуацией и их реальным состоянием существования.

Этот непрекращающийся разрыв, вызванный образами и пропагандисткими речами брендов, позволяет продавать удовольствие или благополучие, выдавая их за счастье. Этот трюк, усиливающий неудовлетворенность с целью подтолкнуть к желанию потреблять , и обманчиво объединящий удовольствие, счастье и благополучие, является основным двигателем эмоционального капитализма, то есть капитализма, который считает, что потребительская полезность сводится к эмоционализации товаров.

Я поддерживаю идею о том, что благополучие стало культовым товаром эмоционального капитализма, который окончательно отказался от счастья как от горизонта и проекта общества.

"Одержимость благополучием" также является следствием вступления Запада в материализм. Как вы думаете, приключение Робинзона Крузо именно это иллюстрирует?

Стремление к комфорту действительно ставит вопрос нашего отношения к этому материалу, рассматриваемый с точки зрения необходимости. С ростом политической экономики в XVIII веке начинает возникать вопрос о том, обладание чем позволяет достойно жить.

Именно Даниэль Дефо первым ответил на этот вопрос, показывая, какие товары абсолютно необходимы Робинзону, чтобы он мог жить комфортно. Робинзон в первую очередь раздобывает : продовольствие, одежду, алкоголь, книги, табак, металлические инструменты, для изготовления крыши ; он даже заполняет свои карманы деньгами, что, очевидно, является критикой логики накопления, поскольку денежный обмен невозможен на острове. Робинзон Крузо, кстати, объявляет одну из важнейших проблем идеологии комфорта, так как это, первая литературная работа, ставящая вопрос об обществе, в котором человек непоправимо одинок. Речь уже идет не о том, как жить с себе подобными, но об индивидуме и его отношении к материальными благами. Что именно из этого имущества придаст ему энергии?

Каким образом "предписание на благополучие" является обманом потребительского общества?

Это обман, потому что речь идет о том, чтобы указать как на цель то, что должно быть только средством существования. Наша культура по существу является телеологической, то есть она рассматривает наше поведение на основе сочетания средств и целей. Вот почему психологи очень четко различают инструментальные ценности (средства) от конечных (те, которые являются самоцелью). Так функциональность, скорость и безопасность относятся к инструментальным, а любовь, дружба и свобода-к конечным. О, Милтон Рокич, который был первым, кто сделал это различие в 60-х годах, ясно дал понять, что комфорт был конечной ценностью, самоцелью. Именно рассматривая комфорт как самоцель , общество потребления смогло трансформировать благополучие в товары ... выдавая его за счастье, в то время как речь идёт о продаже удовольствия.

По вашему мнению, благополучие погружает нас в исследования самих себя и изолирует нас друг от друга , укрепляет индивидуализм?

Доминирование благополучия свидетельствует об оправдании мира без берегов, в котором всё безразлично, потому что всё имеет цену. Это мир, который дезинтегрирует человека в том смысле, что именно автономия суждения, критическое мышление и сопротивление характеризуют то, что такое есть человек. В конечном счете, это уловка экономики благосостояния, чтобы представить эгоизм как индивидуализм...

Что можно противопоставить благополучию? Это все же трудно желать меньше комфорта!

Само по себе благополучие не является предосудительным. Проблема заключается не в благополучии, а в том, что оно стало целью и непреодолимым горизонтом. Однако невозможно построить социальный проект основанный на комфорте или благополучии!

Благополучие жертвует жизненным импульсом к самосохранению. Оно противопостовляет покой души и тела желанию исследовать и хотеть чтобы что нибудь случилось с нами ..

Имено полнота затрат и действий характеризует великую жизнь, если верить Ницше.

http://www.lefigaro.fr/vox/societe/2019/02/16/31003-20190216ARTFIG00102-l-ideologie-du-bien-etre-anesthesie-notre-liberte.php

перевод с французского Parhonf / с сокращениями /

Заранее прошу прощения за возможную неточность терминов, тема специфическая

https://aftershock.news/?q=node/731160

Популярное

))}
Loading...
наверх